№9
декабрь 2010 -
январь 2011

Николай Гурьянов

***

И вот ты одна – на широкой ладони
Стоишь обрученно
Упала дождинка соленой водою
Тебе на плечо

На белое поле упала кровинка
Из кубка на скатерть
Осталась на свете тебя половинка
Но этого хватит

Широкое поле, как простыни, чисто
Натянуты вожжи
Причалил бумажный кораблик на пристань –
На брачное ложе

Упали снежинки, и платье невесты
Упало, растаяв
На небо луна, как на лобное место,
Взошла – и осталась

И вот – ты упала… Огромные руки
Тебя подхватили
Затихли все звезды, погасли все звуки.
Сомкнулись пути.

Тебя и меня не опишешь стихами
В минуты такие
Мы рифмой друг другу становимся сами
И пишем стихи

***

– Хорошо, что зима.
Я так рада!
Ты пришел, мне тепло и, конечно, не надо
Никаких батарей: трубы теплоцентрали
Стены спальни моей согревать перестали
С той поры, как... Не стоит об этом сейчас.
Чем морознее там, тем теплее у нас.
Как банально звучит. Ты устал...
– Нет, зачем?..
– Расскажи!..
– Я приехал...
– Когда?..
– Где-то в семь,
А потом... Представляешь?!. Пришлось переждать...
Да у дяди!.. Здесь, в городе, несколько дядь
И вдобавок три тети, старушки...
Закормили... А ты как?
– Была у подружки...
Испугалась... Ждала... Да. Теряла ключи.
В магазине...
– Молчи!
– Эти руки...
– Молчи.
– Как люблю... как люблю, как люблю эти руки!..
Мне сегодня приснились...
– Помочь?..
– Нет, не нужно – сама...
Хорошо, что зима!..
Хорошо, что зима.

Маршрутка

– Проехать сколько стоит? …надцать?
Эх, суки, что не двадцать пять?
– Возьмите сдачу!.. Сдачу, блядь!
– На чем до кладбища добраться?

– Остановите у России!
– А я доеду до весны?
– Не спи, а то приснятся сны.
– Остановиться же просили!

– Не говорить по телефону!
Сидеть, заткнуться и молчать!
– Возьмите сдачу!.. Сдачу, блядь!
– Ползи, маршрутка, вверх по склону...

– А это – место для удара.
– Не хлопать дверью и еблом!
«Сдаем «Газель» в металлолом»
– В салоне – запах перегара!

– Автоматические двери!
Ошметки мозга, пальцы, жир –
Не проскочивший пассажир.
– В салоне явный запах серы!

– Огромный штраф за перегрузы.
– Есть место? – Нету больше мест!
Передавайте за проезд!
– Ползи, «Газель», по склону Фудзи!

Венец

Просторный ветреный Венец:
Трепещут флаги. Им конец.
Они порвутся на куски
От этой ленинской тоски.

А наша гордость, наш герой,
Наш демон вечно молодой
Остался профилем висеть
И на гостиницу глазеть.

Студенты пьют у магазина.
На крышах белых лимузинов
Хиатус свадебных колец.
Разгульный праздничный Венец.

А в парке – Блядская аллея.
Пивных бутылок батареи.
Пустой стакан. Порожний штоф.
Презерватив. А в нем любовь.

Лошадки. Белые кареты.
Стоит студентка с сигаретой,
Пускает кольца на крыльце.
Гуляют вихри на Венце.

Стоит студентка. Пальцы, губы.
Декабрь – и год – идут на убыль.
Уходят дни, идут года.
И только Ленин – как всегда.

Лежит спокойно в Мавзолее,
Там, где светлее и теплее.
Ухмылка на его лице.
И ветры, ветры на Венце.

Три снежинки

К. и К. П.

Разошлись полюбовно по любовницам и любовникам
Повернули кругом налево через правое колено
Рассосались синяками-засосами-укусами ос
Раскатились бусами по углам
Переживали, пережевывая.

Умылись пылью
Кто-то сплюнул, мы клюнули
Об растяжку спотыкнулись – упали, растянулись
Ноги белые разбросали да травой поросли.

Взалкали – а там кот наплакал
Пыжились, пыжились – только грыжу и выжали
Выражали протест процессом вырождения
Смерть Кощей да обрящет

[ Назад ]