№9
декабрь 2010 -
январь 2011

Марина Яуре

Маргиналии

Парижские стихотворения

Каштан

1.
Я бежала на юг от осени.
Она догнала,
подожгла каштаны.
Ржавея,
горели зеленые лопасти,
где белые ставни, на площади серой –
фонтан и кондитерская.
Я поняла –
пора возвращаться.

Дома осень приходит иначе.
В ночь загорелся
каштан перед домом.
Листья,
носатые желтые птицы,
падают, падают –
не остановиться.
К вечеру ветви каштана голы.

2.
Зеленый блестящий бок
воинственного плода.
прозрачное небо. Осень.

На мостовую рухнет –
порвется шипастая кожа
и обнажится бесстыдно

тугое бордовое сердце.

***

На улице серо и шумно,
и солнце с утра холоднее,
чем в полдень.
Пустые белые стулья
запрудили парк.
Ржавеют пропеллеры листьев –
уже видны облака
и шпиль островерхой башни.

***

Ни иудей,
ни эллин –
золоченое лицо,
бородка
по последней
александрийской моде,
глаза
(полированный черный камень)
смотрят перед собой.

После богов
и демонов Дат
туристы – серые рыбы
в прозрачной чаше
(вилла у Нила, вечер,
вино и венок из петрушки) –
ходят кругами.
Да еще эти лампы...

***

Вместо канала – река,
клуб – вместо аптеки.
Остался фонарь –
луна, упавшая в ветви липы.

Ночь – накануне Самайна.
(Мы вышли встречать Самайн?)
Сегодня открыты двери
миров,
и зиме начало
проложено мокрым снегом.

13.05.09.

Авалон

Как тяжко,
когда стало дозволенным
то,
что было запретно вчера,
будто райского плода вкусила,
а Бог не заметил.
В руках
тугое и сочное
яблоко
яблони авалонской,
созревшее раньше срока
на белых
цветущих ветвях.

Мы гуляли
по старому саду.
Оно сорвалось –
мы его подобрали.

13.05.09.

У самого моря

Когда мне было
семь,
из всех сказок
я больше любила те,
в которых русалки.

Мечтала:
постылые ноги
срастутся
в мокрый,
рыбой пахнущий хвост –
и я поплыву.

Прошлым летом
гуляла по южному пляжу:
залежь бикини и плавок,
голые дети,
ракушки.

За сотку фотограф
превращает в русалку.
В придачу –
пара брюхатых коньков.
Живописный валун,
парик цвета тины,
медный, крупночешуйчатый хвост
и море блещет – для фона.

У самой воды
на камне
девчонка-подросток
разлеглась в позе бляди,
глядит в объектив.

Интересно,
когда ей было семь,
она тоже мечтала,
что станет русалкой?

11.01.2010

Вариации

Потому что искусство поэзии требует слов
Потому что писать можно когда болит
Потому что читать нужно когда отлегло

А в подвале моем ни бродячих людей, ни бродячих собак.
Серая кошка мяучит у входа в храм.
Горстку последних листьев, рябины гроздь
Нынче бросаю в пустую утробу стиха.

Потому что поэт – это заложник боли.
Чем глубже отчаянье,
Тем глубже бесчувствие
И вот
На последнем из девяти молчаливых кругов
Белый-белый, рождается первый стих.

Потому что читать –
значит делить себя
с кем-то другим,
давшим на это согласие,
добровольное,
скрепленное золотом букв
на обложке.

Самайн, 2010

[ Назад ]