№9
декабрь 2010 -
январь 2011

Полина Громова

Бес толпы

ВИЗИТЕР

Я буду просто жить среди вещей…
Предвидение.

Что вижу я в беспредельной ярости стихий?
Холодные линии вечности.
Voidriser. СМЕХ УРАГАНА

Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?.. С.Есенин. Черный человек

Мой стол. Мой стул. Мой желтый свет
Из-под настольной лампы.
Ночи немой автопортрет,
Забитый накрест рамой.

За стенкой дедку дразнит внук,
И мне не одиноко.
Две стрелки, снова сделав круг,
Идут своей дорогой.

Раскрыт очередной монтаж
Евангельских коллизий –
Обложкой вверх. Во весь тираж
Вещится образ жизни.

Перебираю ноябри.
Тоски священной грани
Как что-то чуждое внутри:
Мешают – но не ранят.

К утру мне станет холодней
В моей бетонной яме.
Я спрячусь от грядущих дней
Средь баррикад из хлама.

Пока же – мыслей миллион.
Сюжет вполне привычный.
И вдруг я замечаю: ОН.
Глумливый – и безличный.

Как отнял воздуха глоток.
Увы, он мне не снится.
Стерплю позвздошный холодок –
И загляну в глазницы.

Не ангел с траурной свечой
В фарфоровых ладонях,
Не дьявол с ледяным мечом
Из мглы ночей бездонных –

Угрюмый, пришлый человек.
В морщинах – пыль Голгофы.
Я помню по изнанке век
Твой медяковый профиль.

Мой гость учтив, мой гость умен.
Мой гость из мест закрытых,
Где нет времен, знамен, имен,
Где всеми все забыто.

Но как он вопреки стезе
Вернулся за расплатой
Из мест, куда уходят все
Без боли – без возврата?

Пресыщенный до тошноты
Слезами откровений,
Он ждет. Глаза его пусты,
Как свод небес осенних.

Он ждет. Я жду. Он ждет. Я жду.
Он произносит Слово.
Иду. На этот раз – иду.
И нет нужды звать снова.

Мне усмехнется вслед звезда
С рассудочностью камня.
В кленовой плоскости листа
Заиндевеет память.

Но пусть не миновать косьбы
Старухи ликомногой,
На шатком лезвии судьбы
Мне улыбнутся боги.

Я им отвечу – без следа
Бессмысленных волнений.
Тот, кто привел меня сюда,
Стоит поодаль тенью.

Чуть-чуть – и рук не расплести.
Теперь смешон и жалок
Аналог крестного пути –
Его – и мой! – аналог.

Еще чуть-чуть и – я клянусь! –
Смешаемся, сольемся.
Но я вернусь. Да, я вернусь…
Мы оба. Мы – вернемся.

Как сквозь цветные витражи
Мир выглядит сквозь веру –
Сквозь веру, что я буду жить.
А он – стоять за дверью.

Я буду жить. Я буду жить,
Но после тленной славы –
Я знаю: мне его сменить
На сумрачной заставе.

Мой стол. Мой стул. Мой желтый свет
Из-под настольной лампы.
Ночи немой автопортрет,
Забитый накрест рамой.

За стенкой дедку дразнит внук,
И мне не одиноко.
Две стрелки, снова сделав круг,
Идут своей дорогой.

И тают строчки на листе
– Глазам отныне верить ли? –
В надежде на небытие
Обретшие бессмертие.

(20-25.09.07)

Бес толпы
Фантасмагорический этюд

Ледяные столбы.
Якоря января.
Синий свет фонарей
Распластался на перистом насте.
Я бреду. Без толпы.
Бес толпы –
Это
Я,
Шлакоблочных зверей
Несмиренный, но праведный пастырь.

Вспять, вперед –
Гололед!
Не дорога, но брод.
А над бродом плывет
Бред с зияющим звездчатым зевом.
Я бреду. Вдоль времен.
Я бесстыдно умен.
Не убит, не казнен,
И средь бесов по-прежнему первый.

Ежедневная жизнь –
Кто к такому готов?
С ветром тянется ввысь
Мерзлый шелест шагов.
Я иду. Впереди
Перекресток расчерчен тенями.
Там меня заждались
Боги прежних богов –
Кто с десятком рогов,
Кто с десятком голов,
Все с уловом рабов,
Все – убийцы миров!
Равных им не найти…
И ни света, ни тьмы между нами.

И почти наяву
Голубой пепел звезд,
Осыпая плащи,
Словно снег, холодит наши плечи.
Я иду, как живу
– В ПОЛНЫЙ РОСТ –
Я и сетью морщин
От гордыни не буду излечен.

– Ты не вечен, не вечен, невечен…
Одиночеством путь искалечен!

– Разве это беда?
Бес толпы, я всегда
И везде одинок,
Как и все бестолповые черти.
Даже в тесной толпе
Каждый сам по себе,
И не в вечности, но
В нашей памяти наше бессмертие!..

Фонарей синий свет.
Ледяные столбы.
Эха древних имен
Перекрестки уже не боятся.
Боги смотрят мне вслед
Общим взглядом толпы.
Я иду вдоль времен –
И смеюсь, забывая остаться.

(20-30.10.09)

ПОЭМА

Эпизод 1

Кошмарно, кромешно,
Двуруко, двулично,
Убого (конечно!),
А в целом – обычно,

Фабрично, картонно,
Позерно… Позорно!
Под сводом колонным
Растащат по зернам

Поэзистый колос.
Но все это – позже,
Когда сгинет волос
Согревшей мне ложе.

Эпизод 2

Не ладятся строки,
Не лепятся рифмы.
Иссякли истоки.
На сердце – нарывы

Несбывшихся будней.
Но сердце – из стали,
И хуже не будет…
И лучше не станет.

Пустая страница,
Как дух, непорочна.
И выдохом – птица.
И выстрелом… Точка.

Эпизод 3

Кто звал вас на кручи,
Плакучие ивы?..
Любите нас лучше,
Пока мы живые.

Эпизод 4

Изменится имя.
Сорвется дорога.
Мы станем другими.
Мы станем как боги.

Простой школьный ластик
Сотрет наши лица,
Минует ненастье,
И мы удалимся –

В зазор между суток,
В глубины вселенной –
Ненужный рассудок
Терять постепенно.

Эпизод 5

Вот солнечный лучик.
В воде он красивей.
Любите нас лучше,
Пока мы живые.

Эпизод 6

Весна аллилует
В закрытые ставни.
Сегодня минует,
А завтра настанет.

И сядут под липы
Грядущие звезды –
Листать манускрипты
Изнанки венозной.

Их ветер июля
Овеет вполсилы…
Они еще плюнут
На наши могилы.

Эпизод 7

Божественно. Браво!
Блаженство покоя!
Шедевр в оправе,
Музея достоин!

Прошу – несравненный
Образчик таланта!
За чашею пенной
Растащат на гранты

Заливы и тучи.
Но это – не ныне…
Любите нас лучше.
Пока мы живые.

(17.03.09)

[ Назад ]